Главная Карта сайта
 

Привлекательность смерти

На страницу: [1] в раздел

Люди не всегда стремятся избегать смерти и всего с нею связанного. Бывают случаи, когда они инстинктивно тянутся к ней, причем мотивы таких, мягко говоря, странных тенденций могут быть совершенно различными. Например, иногда соприкосновение со смертью только обостряет яркость ощущения жизни, ее ценность и текучесть - то, о чем мы нередко забываем в делах и суете повседневности. Тогда, столкнувшись с фактом смерти, человек по контрасту начинает понимать, каким бесценным даром он пока еще обладает, а все его заботы и материальные проблемы в этом контексте кажутся мелкими и преходящими. У Игоря Губермана есть очень точное четверостишие по этому поводу:

Сопливые беды, гнилые обиды,
Заботы пустой суеты –
Куда-то уходят под шум панихиды
От мысли, что скоро и ты.

Воистину, перед лицом смерти наше видение жизни быстро очищается от всего мелкого и наносного, жаль только, что это "возвышение над суетой" продолжается недолго и нас вновь засасывает болото будней. Тем не менее хотя бы изредка каждому человеку стоит время от времени останавливаться, чтобы перед лицом холодной и неизбежной смерти честно оценить свой жизненный путь и наметить важнейшие дела на будущее. Как писал живший за тысячу лет до нас Омар Хайям,

...оглянись на себя и подумай о том,
кто ты есть, где ты есть и - куда же потом?

Другие люди (обычно злобные и завистливые) любят смерть потому, что ненавидят живых. Они радуются произошедшей с ближними беде и «подпитываются» черной энергетикой чужих страданий и горя. Именно о таком человеческом типе писал Г и Де Мопассан в рассказе «Дьявол»:
«Тетка Рапе, старуха-гладильщица, нанималась, кроме того, дежурить при покойниках и умирающих как в своей деревне, так и во всей округе. Но, зашив этих своих заказчиков в саван, из которого им уже не суждено было выбраться, она опять хваталась за утюг, чтобы гладить белье для живых. Сморщенная, как прошлогоднее яблоко, злая, привередливая, на редкость жадная и до того сгорбленная, что, казалось, от постоянного глажения полотна ее крестец переломился, она, как говорили, питала особенную, чудовищную и мерзкую страсть к зрелищу предсмертной агонии. Она вечно толковала о людях, умерших на ее глазах, о всевозможных случаях смерти, при которых ей приходилось присутствовать, и, рассказывая, старалась изложить дело во всех подробностях, всегда одних и тех же, - точь-в-точь как охотник, рассказывающий о своих охотничьих приключениях».

На страницу: [1] в раздел

Карта
rss
Карта