Главная Карта сайта
 

Перед стеной мрака (Стр. 7)

На страницу: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] в раздел

После этого осужденных переодели в холщовые саваны с капюшонами и с длинными рукавами. Затем первые трое - Петрашевский, Момбелли и Григорьев - были сведены с эшафота и привязаны к столбам, вкопанным впереди трех вырытых ям. Перед ними был поставлен взвод солдат. Раздалась предварительная команда, и на глаза привязанных были надвинуты капюшоны.

Тут-то и был дан отбой и прочитан, наконец, настоящий приговор. Григорьев не выдержал пытки и сошел с ума. Достоевский был во второй тройке, вместе с Плещеевым и Дуровым, и после команды «отбой» вместе со всеми со шел с эшафота, потрясенный этим страшным издевательским ритуалом».

Впоследствии Федор Михайлович писал в «Дневнике писателя» в 1873 году: «Приговор смертной казнью расстрелянием, прочтенный всем нам предварительно, прочтен был вовсе не в шутку: почти все приговоренные были уверены, что он будет исполнен и вынесен по крайней мере. Десять ужасных, безмерно страшных минут ожидания смерти».

Действительно, к страху перед этой пугающей пустотой, ожидающей нас в конце жизненного пути, ведут тысячи дорог, и только очень сильные духом люди могут позволить себе спокойно и мудро рассуждать о смерти без дрожи в коленках и липкого холода за грудиной. Одним из таких мудрецов, вначале боявшимся, как и все люди, смерти, но в конце концов полностью победившим свой страх, был римский мыслитель и общественный деятель I в. н. э. Луций Сенека.

«Размышляй о смерти! - писал он в своих «Нравственных письмах» Луцилию. - Кто говорит так, тот велит нам размышлять о свободе. Кто научился смерти, тот разучился быть рабом. Он выше всякой власти и уж наверное вне всякой власти. Что ему тюрьма, и стража, и затворы? Выход ему всегда открыт!»
«Кто не хочет умирать, тот не хотел жить, - пишет он в другом письме. - Ибо жизнь дана нам под условием смерти и сама есть лишь путь к ней. Поэтому глупо ее бояться: ведь известного мы за -ранее ждем, а боимся лишь неведомого. Неизбежность же смерти равна для всех и непобедима. Можно ли пенять на свой удел, если он такой же, как у всех? Равенство есть начало справедливости.

На страницу: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] в раздел

Карта
rss
Карта