Главная Карта сайта
 

Страхи понятные и неосознанные (Стр. 2)

На страницу: [1] [2] [3] в раздел

Лишь применение специальных методов психотерапии позволило мне избавить девушку от фобии темноты (подробнее об этом случае рассказано в шестой главе).
Иногда причина страха еще менее ясна для человека, и в этом случае он приобретает всеобъемлющий, диффузный характер. Такой страх изматывает нервы до предела, ибо сопровождается ощущением грозящей отовсюду опасности. Это состояние нередко случается на войне, когда враг может быть за каждым кустом или пригорком. Неприятные ощущения чаще бывают в виде своеобразных приступов, во время которых человек чувствует себя незащищенным и «голым» перед лицом невидимого врага. Наверное, именно поэтому солдаты так ненавидят вражеских снайперов, ибо они превращают относительно честное военное единоборство в род убийства, которого почти невозможно избежать. Ведь хорошо укрытый и замаскированный снайпер удален от своей жертвы на безопасное для себя расстояние и может хладнокровно выбрать в своем оптическом прицеле самое уязвимое место человека, не способного ответить тем же. Вот как описывает этот тип страха А.Сегень в повести на «афганскую» тему «Заблудившийся БТР»:

«Там, где река убегала дальше, а нужно было сворачивать вправо к Мухамедке и, следовательно, покидать безопасное русло, начинался самый неприятный отрезок пути. Здесь равнина была довольно просторная и бетонка чуть ли не сверкала, так хорошо она осматривалась со всех сторон. Остовы двух БТР и искореженный танк маячили тут, словно дорожные знаки: «Внимание! Зона, удобная для обстрела». Здесь проступал условный пунктир условной линии условного фронта. Едва вырулили на бетонку и помчались по ней, повернувшись спинами к духам, Альберта, как и сегодня днем, когда спускались с горы, обуяло неприятнейшее чувство, будто кто-то направил на его спину дуло автомата. Это чувство никогда раньше так остро не охватывало его. Случалось иногда, но лишь вскользь, невзначай, так что душа и не придавала особенного значения, а тут прямо-таки напасть какая-то. Он несколько раз, покуда мчались по бетонке, оглядывался назад, хотя что он мог увидеть там? Архангела Азраила? Черное пламя судьбы? Ничего такого - сзади шаталось уносящееся назад пространство равнины, тряслась бетонка, а вдалеке подразумевались силуэты гор, изредка освещаемые взрывами».

Двадцатый век называют «веком атома». Именно в этом столетии люди впервые смогли по своей воле разрушать казавшиеся неделимыми атомы и создавать их заново. Но цена, которую при этом заплатило человечество, оказалась слишком высокой. Остатки пепла Хиросимы в виде радиоактивного стронция до сих пор излучают смертоносные частицы, а после Чернобыля страх радиации стал почти всеобщим.

На страницу: [1] [2] [3] в раздел

Карта
rss
Карта